На главнуюО проекте

Тайна имени

ПЕРВОЕ УПОМИНАНИЕ

В древнерусских летописных сводах — Ипатьевском, Лаврентьевском, Никоновском — Воронеж упоминается впервые в связи с событиями восьмисотлетней давности. ...20 февраля 1177 г. в междоусобной битве владимирские войска разгромили рязанскую дружину. Один из побежденных князей — Ярополк — сбежал. Победители потребовали его выдачи, послав ультиматум поверженным врагам. Рязанцы, как сообщает Лаврентьевская летопись, «ехавше в Вороножь», схватили беглеца, скрывавшегося там, и выдали владимирцам. В двух разных списках Ипатьевской летописи, где тоже упомянуто это событие, имеются разночтения: «ехавше Воронажь» и «ехавше в Вороняжь»...

Вот таким образом восемь веков назад название «Воронеж» вошло в исторический и географический обиход. Правда, различные написания его задали немало работы исследователям, но в конце концов все пришли к общему выводу: речь шла именно о Воронеже. Древние переписчики, запечатлевшие это название всяк по-своему, с помощью букв записывали его на слух. Вряд ли будет ошибкой предположить, что имена-близнецы «Вороножь», «Воронажь» и «Вороняжь» восходят к одному общему корню, гораздо более старому, чем его летописные «потомки».

Профессор ВГУ, доктор исторических наук В. П. Загоровский, посвятивший много лет исследованию прошлого Воронежского края и написавший на эту тему немало книг, справедливо утверждает, что «люди никогда не называют села и деревни (как и реки, леса, горы) ничего не значащими словами, простым сочетанием случайных звуков. Любое название имеет смысл: если название составное, то каждая часть его имеет смысл».

Загадочный смысл названия родного города волнует воронежских историков и краеведов уже не один десяток лет.

«ЧЕРНЫЕ» СОСЕДИ

Может быть, слово «Воронеж» связано с понятием «воронить», т. е. чернить, делать черным? Именно так рассуждали некоторые краеведы, ссылаясь при этом на древнегреческого историка Геродота (V век до н. э.), в трудах которого имеется упоминание о меланхленах (по-гречески — «черные плащи»). Жило это племя севернее Причерноморья — тогдашней колонии греков, а возможно, и на берегах Дона и Воронежа.

Сторонники данной версии указывали также, что в черте города Воронежа имелся Чернавский лес — чернава, а в округе расположены речки Большая Чернава, Чернь, Чернянка, две Черниговки, впадающие в Дон и слева, и справа. Читать обзор про казино Голдфишка онлайн на casinofreedom.ru

На территории края есть еще и «черные» села: Чернитва, Черниговка, Черняково...

Бросается в глаза связь «черных» названий с понятием «воронить». Как тут не объяснить с его помощью и внутренний смысл названия «Воронеж»?! Однако попытки оказались бесплодными...

ВОРОН ПЛЮС ЁЖ?

Кое-кто очень просто объясняет, откуда взялось название реки: ворон плюс ёж, птица и зверек. Наверное, славяне так назвали реку по именам своих племен.

«Кажущаяся ясность — самая коварная западня для топонимистов», — предостерегает крупнейший советский топонимист В. А. Никонов, приводя в качестве примера неверное толкование одного широко известного названия. Нынешний город Пушкин (под Ленинградом) назывался в прошлом веке Царским Селом. Здесь размещалась резиденция русских императоров. Казалось бы, вывод о происхождении названия прост, как «дважды два». На самом же деле эта местность раньше была известна как Сарское Село. Имя досталось в наследство от эстонского селения Саари (что значит «остров»).

Так и в данном случае. Славяне не называли свои племена в честь животных или птиц. И если бы они даже нарушили обычай, то название скорее имело бы форму «вран», а не «ворон». Правда, в конце концов к нашему времени славянские «враны» превратились бы в русских воронов, как «врата» — в ворота.

А Ворона? Ведь есть же на территории нашей области такая река? Есть. О ней в летописях упоминается даже раньше, чем о Воронеже. Более того, ее уважительно величали Великая Ворона. Выходит, Воронеж мог означать понятие «другая Ворона» (Ворона тож, Ворона ж)? Но и эта версия вызывает серьезные возражения: славяне никогда не называли реки «прямо». В. А. Никонов писал по поводу названия реки Тетерев, что его «...наивно связывают по звуковому сходству с наименованием птицы... Это скорее всего переосмысление древнего названия... в славянских языках топонимы по наименованию птиц, животных, растений требовали суффикса». То есть в аналогичном случае была бы не Ворона, а обязательно — Воронья (чья?) или Вороная (какая?).

Еще одно соображение: могло быть не существительное «ворона» (птица) с ударением на втором слоге, а краткое прилагательное «ворона» (черна) с ударением на последнем слоге. Есть же реки-«прилагатель-ные»: Белая, Черная и т. п. Однако в форме кратких прилагательных такие названия не употреблялись.

В том, что «Воронеж» — слово славянское, связанное с названием птицы ворон, не сомневаются многие топонимисты. Однако никто не дал достаточно убедительного доказательства этой гипотезе. В. А. Никонов, также выводивший это название из слов «ворон» и «вороной», особо подчеркнул, что нельзя игнорировать его вторую часть — «еж» или «неж», так как она встречается во многих древних названиях.

ОСНОВАН ВОРОНЕГОМ?

Именно эта мысль стала отправной точкой для профессора В. П. Загоровского при создании своей гипотезы. В книге «О древнем Воронеже и слове «Воронеж» он выдвинул версию о происхождении слова «Воронеж» от имени Воронег.

Оказывается, в старину насчитывалось немало городов и сел на русской земле, названия которых имели окончания «еж» и «неж» и были образованы на основе людских имен. Список их приведен в вышеупомянутой книге: Радонеж, Веленеж, Андронеж, Гостенеж и другие.

На карте нашей страны можно увидеть речку Воронегу, впадающую в Ладожское озеро. Около устья ее располагался погост Воронежский, ныне — село Вороново. На Украине, на Черниговщине, тоже есть Воронеж (украинское написание Ворошж). Поселок с таким же именем основан переселенцами из нашей области в Хабаровском крае.

По мнению В. П. Загоровского, самым старым из поселений с таким названием является Воронеж на древней Черниговщине, названный некогда по имени его основателя или владельца Воронега. Воронеж — град Воронега. Позднее переселенцы с Черниговщины окрестили так основанный ими поселок в Придонье. Спустя еще некоторое время река, на берегу которой возник второй Воронеж, унаследовала от него название. Именно этот город упоминался в летописях, он был разрушен монголо-татарами в XIII веке. А в конце XVI столетия река дала свое название новому — современному Воронежу.

Версия интересная. Автор привлек для ее доказательства многочисленные материалы из области истории, географии, лингвистики, топонимики. Пожалуй, в настоящее время это самая серьезная, основательная научная гипотеза о происхождении названия нашего города.

Правда, профессор В. П. Загоровский не ставит окончательно точки над «i». «Поскольку в ходе исследования наряду с фактами, точно установленными и подтвержденными документально, были использованы отдельные предположения-гипотезы, то и выводы, если рассматривать их в целом, пока не могут выйти за рамки научной гипотезы», — подчеркивает он в книге «О древнем Воронеже и слове «Воронеж» .

«ЗАТЕМНЕННОЕ ЗНАЧЕНИЕ»

И это дает всем, кто хочет раскрыть тайну слова «Воронеж», право и стимул на дальнейшие поиски. По каким еще путям может пойти исследование?

Отдельные ученые склонны считать «Воронеж» не славянским, а иноязычным словом с «затемненным значением», непонятным в наше время. Топонимист Е. Ф. Данилина в работе «Из наблюдений над гидронимией Пензенской области» (сборник «Топонимия Центральной России», издательство «Мысль», 1974 г.) относит названия рек Воронеж и Ворона именно к такой категории.

Из работ воронежского краеведа А. В. Кожемякина известно, что мордовские племена, жившие в верховьях реки Воронеж в незапамятные времена, называли реку «лесной защитой» — «вирьнеже» или «ворьнеже» — от слова «воронежеть» («лесная защита», «преграда»). Это утверждение положительно оценивает известный топонимист Э. М. Мурзаев, добавляя, что основа топонима — «вир», «вер» — восходит к общепермскому «вор», что означает «возвышенность, поросшая лесом». От слова «вирьнеже», а тем более «ворьнеже», уже весьма близко до «Воронежа»!

Однако доказать это еще предстоит...


Е.А. Пульвер, Ю.Е. Пульвер Воронежская мозаика