На главнуюО проекте

Подгорное

Захватив плацдарм на восточном берегу Дона, противник сразу же двинулся к Воронежу по Семилукской дороге, однако встретил упорное сопротивление наших подразделений и только к вечеру 5 июля сумел приблизиться к западной окраине города. До начала улицы 9 Января оставалось менее километра. Впереди были только речушка Песчанка да небольшой мостик через неё. Не ахти какое препятствие. Фашисты полагали, что войдут в Воронеж парадным маршем, но просчитались.

Песчаный лог, по которому протекала речушка, был превращен горожанами в противотанковый ров. Машины могли преодолеть ров только через мостик. К нему и двинулись танки по узкому спуску. И вдруг захлопали выстрелы бронебойки. Три точных попадания остановили головной танк. Он загородил дорогу другим машинам. Танки стали пятиться назад. Когда автоматчики — десантники попытались приблизиться ко рву, то были встречены плотным ружейно — пулеметным огнем группы бойцов из 605-го стрелкового полка во главе с сержантом В. А. Костыриным. Потеряв танк и до взвода солдат, фашисты отступили к роще на пригорке.

За ночь противник накопил силы и рано утром пошёл в атаку, стараясь прорваться на улицу 9 Января. Но к этому времени на западной окраине Воронежа уже стояли батареи 694-го истребительного противотанкового артиллерийского полка майора И. И. Зархина. Полк сжёг и подбил более 20-ти танков и отбросил фашистов на исходные позиции.

Обескураженное неудачами немецкое командование решило нанести удар по Воронежу с северного направления — захватить село Подгорное, перерезать Задонское шоссе, выйти в район сельскохозяйственного института, проникнуть в левобережную часть города через станцию Отрожка.

Узловым пунктом событий с утра 7 июля стало село Подгорное. Его обороняли сильно поредевшие подразделения различных частей 232-й стрелковой дивизии. Они сумели отразить четыре яростные атаки противника. Враг потерял 11 танков, 2 бронетранспортера, много орудий, минометов и пулеметов, сотни солдат и офицеров.

Противник имел большое численное превосходство на земле и в воздухе, он наращивал силы и продолжал атаки. Мужественно, до последнего дыхания бились с гитлеровцами советские воины. Об этом, в частности, свидетельствует записка, найденная на поле боя уже после войны. Она экспонируется в одном из залов областного музея Великой Отечественной войны.

"Нас осталось только семеро из 80 солдат. Фашисты лезут напролом, готовятся к атаке. Но мы будем биться до последнего патрона. Погибаем под Воронежем в селе Погорном. Гв. лейтенант Алексей Фомичев".

Так же стойко защищали Подгорное и другие советские войны. Но что они могли сделать, действуя один против десяти и двадцати врагов, чуть ли не с голыми руками? Во второй половине дня противник полностью овладел селом. Но праздновал победу он недолго. К переднему краю подтягивались 4 батальона танков и мотострелков 18-го танкового корпуса. К ним присоединились сводные подразделения частей 121-й стрелковой дивизии и 14-й танковой бригады, только что отступившие из-за Дона.

В 17 часов наши атаковали Подгорное. Бой сразу же принял упорный и ожесточенный характер. Он кипел до утра. Враг был разгромлен.

В ночном бою советские воины действовали смело, инициативно, дерзко. Высокое боевое мастерство и героизм показали экипажи 14-й бригады подполковника С. Т. Стызика. Машина парторга батальона капитана Ф. С. Щербины загорелась, но не остановилась. Объятая пламенем, она стремительно неслась вперед, подминая под себя фашистов, их пушки, минометы. Когда в машину угодил ещё один снаряд и она окончательно вышла из строя, экипаж покинул танк и продолжал драться по-пехотному. Все члены экипажа были удостоены боевых наград, в том числе капитан Щербина — ордена Ленина.

В трёхчасовой схватке на улицах Подгорного сводные подразделения 14-й бригады уничтожили 10 вражеских танков, 4 штурмовых самоходных орудия, 16 полевых орудий, 7 грузовиков, 5 минометов, 14 пулеметов, свыше 200 гитлеровцев. Но и потери бригады были немалыми — 13 танков, 11 убитых и 18 раненых. Среди убитых два комбата — майор Фомичёв и капитан Богатюк.

Танкистам не уступали в героизме стрелки 121-й дивизии генерал-майора П. М. Зыкова. Рота 574-го полка, возглавляемая политруком Розенковым, одной из первых ворвалась в Подгорное. Поддерживая стрелков, минометный взвод старшего сержанта Гриберга подавил огонь минометов, уничтожил до трёх десятков гитлеровцев. Бесстрашно действовали воронежец сержант Д. Ф. Марчуков, орловец красноармеец Н. А Некрасов, свердловчанин красноармеец М. Е. Помазкин. В боевых порядках стрелков, вдохновляя их на ратные подвиги личным примером, находился военком 121-й стрелковой дивизии полковой комиссар И. В. Герасичев. Вражеская пуля задела комиссара, но он продолжал вести бойцов вперед./ЦАМО СССР, ф. 395, оп. 9153, д. 13, л. 148/.

Успех, достигнутый в ночном бою, был значительный, но закрепить его было нечем. А гитлеровцы уже подтягивали из-за Дона свежие силы. Часов в 10 утра 8 июля противник снова перешел в наступление на всех участках. Наши поредевшие подразделения не могли сдерживать мощного натиска врага и отступили. К вечеру фашисты пересекли Задонское шоссе, проникли на территорию учхоза, Ботанического сада, в городк сельскохозяйственного института. Но и это продвижение фашистов было всего лишь их временной удачей. Усилиями сводных подразделений различных частей 10 июля враг был разбит в СХИ и отброшен к Подгорному.

А 12 июля пошли в наступление свежие дивизии 60-й армии, прибывшей из резерва Ставки. Наступлению предшествовала артподготовка. В 10 часов по всему фронту загремело многоголосое "ура". Вперед пошла пехота 161-й дивизии. Обгоняя её к Подгорному устремились машины 111-й танковой бригады.

На северной окраине Подгорного экипаж Богданова раздавил гусеницами своей "тридцатьчетвёрки" два противотанковых орудия, уничтожил огнём три пулеметные точки и до взвода гитлеровцев. В ходе боя выбыл из строя командир танкодесантной роты. Командование десантниками принял на себя старший сержант Моисеев. Под его руководством красноармейцы выполнили поставленную боевую задачу, очистив от фашистов несколько домов.

Вслед за танками в село прорвались бойцы 1-го батальона 569-го стрелкового полка. Комбат старший лейтенант Дегтярев и военком Ежаков вели красноармейцев на решительный штурм вражеских укреплений. Батальон, отразив несколько контратак, продвинулся к южной окраине села.

Без задержки наступали подразделения Героя Советского Союза майора М. И. Сиповича. Впереди действовал десантом на танках 1-й батальон под командованием старшего лейтенанта П. Г. Шумилина. В нужный момент десантники соскочили на землю и во главе с комиссаром политруком П. И. Олиференко бросились в атаку. В горячей схватке геройски погиб Павел Игнатьевич Олиференко. Его именем теперь названа одна из улиц Подгорного.

Но вот перед нашими атакующими цепями внезапно встала стена огня — ударили из-за Дона немецкие батареи. Несколько танков загорелись. Некоторые экипажи, пытаясь обойти зону огня, свернули в сторону и попали на минное поле. Над нашими боевыми порядками кружились стаи фашистских бомбардировщиков. Наступление замедлилось, но не остановилось. Чтобы помочь 569-му и 575-му полкам, командир 161-й стрелковой дивизии полковник П. И. Кочетков ввёл в бой второй эшелон — 565-й полк. Темп наступления возрос. К 12 часам фашисты были выбиты из Подгорного.

Противник подтянул из-за Дона свежие части. В 15 часов полк пехоты с 20 танками атаковал левый фланг 575-го полка. Отдельные подразделения стали отходить. Командир полка М. И. Сипович вместе с военкомом батальонным комиссаром Ф. Л. Костеневичем поспешили в боевые порядки стрелков, лично повели их вперед. Но противник наращивал силы, нажимал по всему фронту. Наши вынуждены были отступить. Бой снова переместился в центр Подгорного, а потом и к Задонскому шоссе.

Геройски дрались у северной окраины Подгорного воины 18-й мотострелковой бригады. Подразделения, руководимы лейтенантами Иваонм Семеновым, Константином Звездинским, Дмитрием Бакрием, политруками Михаилом Тухтоем и Фроимом Рубиновым, несколько раз ходили в контратаки и отбрасывали врага с большими для него потерями.

Участник этого боя Герой Советского Союза И. Д. Павленко вспоминал: "Мы дали у Подгорного такой отпор фашистам, что они не скоро опомнились. Вся поляна у дубовой рощи и криницы была усеяна трупами врагов. Я в то время был старшим сержантом и занимал должность помощника командира взвода автоматчиков. Наши ребята бились с гитлеровцами храбро и умело. У нас в бригаде были люди со всех концов страны. Я, к примеру, родом с Житомирщины, Файса Шамусов — из Татарии, Евгений Верещака — с Киевщины, Мабусун Бакмурзин — из Башкирии. Но все мы были одной семьей, жили одними интересами, воевали за одно святое дело — ленинскую политику нашей партии, свободу, честь и независимость своего народа. В этом была наша сила и непобедимость!"/ВОКМ, д. 18 тк/.

Конкретные подвиги воинов 18-й мотострелковой бригады в боях за Подгорное отражены в архивных документах. Орудийный расчет сержанта А. Н. Рыбакова уничтожил три фашистских танка. Бронебойщики Л. Н. Нестеров и К. А. Гущин подбили по одному танку, а Н. Д. Маренников сбил самолёт. Политрук роты противотанковых ружей Р. К. Устелемов, будучи раненным, заменил убитого наводчика и расстрелял почти в упор бронетранспортёр. При отражении атаки красноармеец И. В. Овчинников уничтожил гранатами отделение фашистов. Санинструктор Клавдия Комарова вынесла с поля боя восемь раненых с оружием /ЦАМО СССР, ф. ВФ, оп. 2847, д. 22, лл. 26-28/.

В течение 13 июля наши части отражали бесконечные атаки противника, а с 8 часов утра 14 июля снова пошли в наступление. К середине дня враг был полностью разгромлен. С 12 часов дня 14 июля Подгорное навсегда было вырвано из рук оккупантов.

В боях за Подгорное большой урон врагу нанесли наши зенитчики. Только батарея старшего лейтенанта С. И. Горбенко из 14-й танковой бригады за несколько дней сбила 10 и подбила 2 немецких самолёта.

Боевым мастерством, мужеством и героизмом подтверждали преданность Родине защитники Воронежа. Многие воины стремились слить свою судьбу с коммунистической партией. За неделю боев только в 17-м танковом корпусе было подано 150 заявлений в партию.

"Я бесконечно предан своей Родине, — говорилось в заявлении сержанта Адамчука. — Все, не щадя и жизни, отдам за полный разгром врага. Если придётся умереть, хочу умереть коммунистом" / ЦАМО СССР, ф. 203, оп. 2847, д. 8, л. 28/.

О массовом героизме воинов в боях за Подгорное свидетельствуют многочисленные факты. Командир батальона Петр Гаврилович Шумилин все время находился в гуще боя, увлекая подчиненных на подвиги личным примером. Вражеская пуля оборвала жизнь отважного командира. Санинструктор комсомолка Генералова вынесла под огнем с поля боя 38 раненых. Замполитрука Туранский оказал помощь экипажу подбитого танка, а потом встал к орудию и открыл огонь по фашистам. Комсомолец старший сержант Ротов по своей инициативе заменил выбывшего из строя командира роты. Коммунист Соловьёв вскочил в немецкий блиндаж и очередью из автомата скосил шестерых гитлеровцев. Когда подразделение залегло под пулеметным огнем врага, сержант Сериков незаметно подобрался к опасной огневой точке, забросал её гранатами.

Освобождение Подгорного от оккупантов стоило нашим войскам большой крови. За три дня боев только 161-я дивизия потеряла 574 человека убитыми, 1262 раненными и 144 пропавшими без вести. Значительные потери в районе Подгорного понесли и другие части.

Фашисты неоднократно пытались снова захватить Подгорное, но безуспешно. Части 60-й армии прочно закрепились на отвоеванном рубеже и удерживали его до января 1943 года, когда началась Воронежско — Касторненская наступательная операция.

Упорные бои за Подгорное и длительное пребывание близ линии фронта принесли ему неисчислимые бедствия. Почти все строения были сожжены или разрушены. Из 714 домов частично уцелело лишь несколько десятков.

Давно поднялось из руин и заново отстроилось Подгорное. О тяжком времени военного лихолетья жителям напоминают памятники. Их в Подгорном три.

Первый поставлен на братской могиле № 291. В ней захоронено более двух тысяч советских воинов 107, 121, 159, 161, 232 и 303-й стрелковых дивизий, 17, 18 и 25-го танковых корпусов, других частей 60-й армии.

Второй памятник, увенчанный танковой башней, поставлен в честь воинов, отличившихся при освобождении Подгорного 14 июля 1942 года.

Третий памятник возвышался у здания поселкового совета. На его плитах значатся 288 фамилий воинов — подгоренцев, погибших в боях за Родину на различных фронтах Великой Отечественной войны.

Все три памятника подлежат реконструкции в соответствии с проектом Линии Ратной Славы.


Гринько А.И. Линия Ратной Славы