На главнуюО проекте

Студенческий городок

От Ротонды Линия Ратной Славы ведет нас на север, к студенческому городку сельскохозяйственного и лесотехнического институтов. В 1930—1947 годах здесь размещался и химико-технологический институт. В этой зоне стоят четыре памятника на братских могилах, есть другие знаки, увековечивающие события военных лет.

Первая братская могила (№ 16) находится на территории центральной усадьбы учебного хозяйства сельскохозяйственного института. Через усадьбу дважды прокатилась волна боевых действий. И хотя в обоих случаях бои носили скоротечный характер, без жертв не обошлось.

Во второй половине дня 7 июля 1942 года тут держали оборону разрозненные группы бойцов 232-й стрелковой дивизии, отступившие от Дона. В тот день и совершила свой последний ратный подвиг любимица роты санинструктор Таисия Сафронова — комсомолка из Горного Алтая. Она погибла, спасая раненого бойца. Красноармейцы не хотели оставлять убитую боевую подругу на поругание врагу и с риском для жизни вынесли ее из огня.

Час спустя осколок снаряда сразил санитарку Марию Юрлову. Ее похоронили рядом с Таей. Так в парке центральной усадьбы учхоза возникла братская могила защитников Воронежа.

Небольшой участок земли, расположенный между Подгорным и учхозом, на несколько дней стал местом ожесточенных боев. Здесь сражались с врагом воины 121-й стрелковой дивизии. Усадьба учхоза была также ближайшим тылом для тех, кто насмерть бился с фашистами у Задонского шоссе. Погибших хоронили в том же парке, где покоился прах отважных санитарок. У свежего холмика на фанерной дощечке были написаны чернильным карандашом фамилии смолянина старшего сержанта Павла Антоновича Афанасьева, командира взвода 705-го стрелкового полка, красноармейца Ивана Конина из Тамбовской области, харьковчанина старшего сержанта Алексея Купина и других.

12 июля 1942 года в район учхоза выдвинулась свежая 195-я стрелковая дивизия, только что прибывшая из Башкирии. Она сразу же повела наступление вдоль Задонского шоссе на северную окраину Воронежа, где успел закрепиться враг. Под натиском наших воинов противник вынужден был отступать, устилая поле боя убитыми и ранеными. Но и наши несли потери. День боевого кре-щения стал днем гибели для многих бойцов и командиров 564-го стрелкового полка. Возглавляя атаку роты, пал двадцатилетний лейтенант Семен Брезгин. Рядом с ним похоронили в парке лейтенанта Терека Шайдуллина, красноармейцев Николая Березкина и Ивана Долгалева. Тут же навечно лег в родную воронежскую землю уроженец Острогожского района младший политрук Андрей Александрович Греков. В критический момент он заменил ; выбывшего из строя командира роты и повел бойцов в контратаку. В рукопашной схватке политрук Греков истребил четырех гитлеровцев, но и сам погиб.

Погибли два начальника штаба — 12 июля капитан Григорий Ильич Ильин из 604-го полка, а 16 июля майор Дмитрий Семенович Дьяченко из 564-го полка. Оба они находились в боевых порядках подразделений.

19 июля вступила в бой 303-я стрелковая дивизия, прибывшая из Кемерова. Сибиряки прорвали оборону фашистов, потеснили их к окраинам Воронежа. С этого времени район учхоза заметно отдалился от переднего края. Здесь располагались ближайшие тылы стрелковых подразделений, огневые позиции минометчиков, артиллеристов и зенитчиков, передовые пункты медицинской помощи. Сюда непрерывно летели вражеские снаряды, мины и бомбы. Гибли от осколков бойцы, умирали от тяжелых ранений многие из тех, кого выносили с поля боя санитары. Увеличивался список погибших на фанерных табличках братской могилы.

Дожди и ветры, солнечные лучи и морозы стерли карандашные надписи на фанерках, уничтожили таблички. Вот почему после войны, когда начали приводить в порядок братские могилы и уточнять фамилии захороненных, выяснилось, что о них нет никаких сведений. Поэтому и до сих пор неизвестно точное число захороненных в парке центральной усадьбы учхоза СХИ.

Многолетние поиски позволили в 1965 году на плиту памятника занести 90 фамилий, а в настоящее время их более ста. Сюда были перенесены и останки погибших из одиночных могил в ближайших рощах.

Одну из таких могил летом 1963 года нашли студенты СХИ. В глубине леса они увидели приплюснутый временем могильный холмик. Рядом лежал столбик с изъеденной ржавчиной полоской жести от консервной банки. На жестянке выбит гвоздем текст. С большим трудом удалось прочесть: "Гришаев Александр Владимирович. Род. 1921 г. Убит 19.IX. 42 г.".

При дальнейшем поиске выяснилось, что лейтенант Гришаев был командиром батареи 475-го артиллерийского полка 195-й стрелковой дивизии. Погиб во время дуэли с вражескими артиллеристами. Удалось разыскать его мать Афанасию Риасовну Гришаеву, которая до этого времени не знала, где похоронен сын. Останки лейтенанта А. В. Грншаева были перенесены в братскую могилу № 16. В 1965 году на могилу сына приезжала из г. Ирбита Свердловской области А. Р. Гришаева.

В 1966 году сюда же были перенесен и останки санинструктора 845-го стрелкового полка 303-й дивизии красноармейца Анны Георгиевны Колофидиной. Ее могилу разыскала в густой лесной чаще А, Г. Жинжилова, приезжавшая специально для этого из Кемерова. Анастасия Григорьевна рассказала:

— Мы были санитарками-носильщиками. Работа опасная и тяжелая. Не так-то просто восемнадцатилетней девчонкой вынести с поля боя раненого бойца с оружием. Но мы выносили. Многим спасли жизни. После недели тяжелых боев нашему отделению дали один день отдыха. Мы ушли в тыл, переправились за реку Воронеж и занялись стиркой на лужайке чуть выше Дома отдыха имени Горького. Это было 24 июля. Развесив на кустах белье для просушки, мы решили отдохнуть. Проснулись от адского грохота. Немцы бомбили дом отдыха, где располагался штаб нашей дивизии. Одна из бомб упала на нашу поляну. Пять девушек были ранены. В самом тяжелом положении оказалась Аня Колофидина. Мы с трудом переправились с ней через реку, добрались до своей санчасти. Тут Аня и умерла. Мы похоронили ее в двадцати метрах от землянки, у высокого пенька. Это место я хорошо запомнила. За два с лишним десятилетия лес разросся, заросли кустарником и высокой травой наши фронтовые тропки-дорожки. И все же я быстро разыскала могилу Ани. И ее солдатскую ложку, которую зарыла еще в то лето под пеньком у изголовья могилы.

Недавно выяснилось, что в братской могиле № 16 похоронены командиры подразделений Михаил Трофимович Алексашин, Александр Григорьевич Вычужанин, Иван Сергеевич Калкутин, Алексей Трофимович Коновалов, Филипп Александрович Чернов. Все они из разных частей, разные по возрасту и характеру. Но, решая боевую задачу, они с одинаковым усердием руководили личным составом, беспощадно били врага и не пожалели жизни для победы над ним.

Пример бесстрашия и боевого мастерства показывали подчиненным в схватках с гитлеровцами коммунисты-политработники. Они первыми бросались в бой и часто первыми погибали. В списке захороненных в братской могиле в парке учхоза мы видим имена политработников Михаила Виноградова, Марка Давыдова, Ивана Лясни-кова, Александра Сердюкова.

В братской могиле в основном похоронены бойцы, командиры и политработники 121, 195 и 303-й стрелковых дивизий. Есть несколько человек из 107-й и 159-й дивизий, действовавших на соседних участках. Здесь же хоронили и воинов из частей, поддерживавших действия стрелков, — 1156-го пушечного артиллерийского полка Резерва Главного Командования, 96-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона, других подразделений 60-й армии.

География родных мест погибших — самая широкая: москвич Дмитрий Алов, пермяк Дмитрий Баранов, орловец Павел Елецкий, кемеровчашга Федор Кистин, горьковчанин Михаил Ковалев, тамбовчашш Иван Конин, краснодарец Николай Корх, калининец Вячеслав Лилин, калужанин Павел Морозов, свердловчанин Григорий Потапов, омич Герасим Скиба, оренбуржец Александр Со-рин, владимирец Николай Ханин, ставрополец Василий Шемянин.

В горячем бою 8 августа сложил голову лейтенант Иван Петрович Зимогляд из Днепропетровска. В одной братской могиле с ним лежат сыны Украины — Мануил Гофман из Николаевской области, харьковчанин Степан Притыка, полтавчанин Иван Чалый и другие его земляки. Тут же похоронены узбек Имам Абкаров, казах Талсу Аукешев, башкир Суйтан Вамакмаров, чуваш Семен Иванов, татарин Гомрай Нигуманов, осетин Петр Цораев.

В ночь под 1 января 1943 года погиб в схватке с гитлеровцами красноармеец 847-го стрелкового полка 303-й дивизии Есбасыл Тледмуратов, каракалпак по национальности. Он был седьмым из земляков, похороненных в учхозе. До него сложили голову Тализ Изекеев, Узербай Карлыбаев, Турсын Мадеминов, Мамбег Неметулнаев, Катербай Наурзов и Назил Уразбаев. Невелико население Каракалпакской АССР. Но и оно прислало на защиту Воронежа маршевое подразделение, сформированное из самых храбрых сынов Приаралья. Воины Каракалпакии пополнили ряды 303-й дивизии и плечом к плечу с сибиряками бесстрашно дрались с ненавистными немецко-фашистскимп захватчиками.

Последним, кого хоронили в этой братской могиле, был политрук Иван Николаевич Свешников, 1910 года рождения. Он погиб 13 января 1943 года, за полторы недели до начала Воронежско-Касторненской наступательной операции. Над могилой политработника воины 847-го полка поклялись жестоко отомстить оккупантам за смерть боевых товарищей, за разрушенный Воронеж, за горе и муки советских людей. Эту клятву сибиряки и воины других частей 60-й армии с честью выполнили.

Студенческий городок, куда привела нас линия бывшего переднего края, расположен на самой высокой точке северо-восточной части Воронежа. Овладев им 8 июля, гитлеровцы стали быстро закрепляться, используя для обороны массивные каменные здания. С высоты враг просматривал всю окружающую местность и мог наносить удары по нашим войскам в разных направлениях. Уже вечером гитлеровцы просочились к Отрожским железно-дорожным мостам и попытались захватить их.

Чтобы лишнть противника важной господствующей высоты, обезопасить Отрожские мосты п создать благоприятные условия для дальнейших боев за Воронеж, советское командование еще до подхода резервных соединений собрало в единый кулак все наличные силы и бросило их в контратаку на студенческий городок.

В ночь на 10 июля подразделения северной группировки, под руководством командира; 121-й стрелковой дивизии генерал-майора П. М. Зыкова сосредоточились в районе Дома отдыха им. Горького и выдвинулись на исходный рубеж. Несколько раньше заняла удобные позиции для атаки южная группировка, возглавляемая командиром 6-й стрелковой дивизии генерал-майором М. Д. Гришиным, выдвешительное наступление.

Успешно действовали подразделения сводного полка НКВД под командованием подполковника А. М. Дюльдина. Красноармейцы батальона майора А. Н. Харитонова достигли кирпичного завода, проникли, в глиняный карьер, стали продвигаться дальше. Фашисты бросились в контратаку. По ним ударили пулеметчики роты старшего лейтенанта Я. И. Тульникова. Восемь "максимов" строчили не умолкая. Гитлеровцы были прижаты к земле. Тут подоспела 6-я рота лейтенанта В. Н. Нехорошко. Ударили по немцам минометы взвода младшего лейтенанта Ф. А. Сосидко. Противник был смят и отброшен. На его плечах чекисты ворвались на территорию завода.

Противник засел в зданиях и котлованах, оказывал упорнинувшаяся из района Отрожских мостов. На рассвете следующего дня обе группировки пошли в рое сопротивление. Командир роты лейтенант Н. И. Ларин был тяжело ранен, но остался в строю. Раненный в грудь красноармеец Сухомлин, обливаясь кровью, не выпустил из рук пулемет. Когда погиб командир отделения сержант Кириченко, бойцов возглавил красноармеец П. А. Петренко. Чекисты ворвались в окопы обороняющихся, в рукопашной схватке добили уцелевших фашистов.

Цепи атакующих настойчиво пробивались к СХИ. Одними из первых проникли в парк, а затем и на улицу. Мичуринскую пограничники коммунисты Боровой и Долгов. А отделение сержанта Григория Евтушенко уже действовало в подъезде главного корпуса сельскохозяйственного института. Красноармейцы Леонтий Бузаев, Аветис Якунин, Валенко Аршба, Николай Беляев уничтожали врагов гранатами и очередями пз автоматов. В соседнем помещении красноармейцы Николай Ларин п Георгин Коркия схватились врукопашную с четырьмя гитлеровцами и одолели их.

В учебном корпусе засел немецкий пулеметчик. Друзья-ростовчане Петр Сорокин и Василий Раковский обошли огневую точку с тыла п забросали ее гранатами. Потом в этом здании сошлись в смертельной схватке с целым взводом фашистов русский Иван Молчанов, грузин Саби Бобшвили и армянин Михаил Тер-Симонян. Чекисты не испугались численного превосходства врага. Укрывшись за обломками рухнувшей стены, они расстреливали гитлеровцев в упор.

На пути продвижения подразделений 287-го полка НКВД неожиданно ожпла огневая точка, находившаяся в трансформаторной будке. Отделение разведчиков сержанта Кутаева блокировало вражеский пулемет и добило его гранатами.

В подвалах зданий, отбитых у противника, оказалось много женщин, детей и стариков. Они не успели эвакуироваться и почти трое суток жили на занятой врагом территории. Шныряя по подвалам, фашисты выискивали коммунистов, комсомольцев, преподавателей, отбирали ценные вещи. Теперь, когда пришел час освобождения, жители выбирались из своих убежищ. Они благодарили чекистов за избавление от фашистского плена, помогали медицинским работникам эвакуировать и перевязывать раненых.

Одной из добровольных помощниц на медпункте 233-го полка стала студентка 1-го курса СХИ по имени Надя. Вместе с врачом Ф. Г. Виноградовым и фельдшером Истоминым она выносила с поля боя раненых. Первое время их размещали в холодном подвале. Комсомолка Надя организовала сбор матрацев, одеял и подушек, чтобы согреть бойцов, потерявших много крови. Жители городка делились с ранеными остатками продуктов.

Как только сводный полк ПКВД и поддерживающие его зенитчики завязали бой на юго-восточной окраине СХИ, с северной стороны городок атаковали сводные подразделения 121-й стрелковой дивизии. Они выбили фашистов из зданий лесного института. Враг оказался между молотом и наковальней. Гитлеровцы сначала отчаянно сопротивлялись, потом пытались спастись бегством. Однако пути их отступления были отрезаны.

Концентрические удары двух наших группировок решили участь фашистского гарнизона. Враг был наголову разбит. В руки нашего командования попали документы 28-го немецкого пехотного полка. На поле боя гитлеровцы оставили 9 танков, 6 орудий, 9 минометов, 25 пулеметов, другое вооружение и более 1500 трупов /ЦАМО СССР, ф. 417, оц. 10597, д. 185, л. 12./.

Бой за студенческий городок — первый наступательный бой наших войск в черте Воронежа. Вчерашние защитники города с этого дня взяли на себя роль его освободителей и добились, хотя и не очень значительного, но успеха. Но он достался недешево. Многие бойцы, командиры и политработники погибли. Вечером, когда смолкла перестрелка, воины хоронили убитых. Над двумя свежими могилами, которые были отрыты в центральном парке городка, троекратно прогремели прощальные салюты и была произнесена клятва: "Воронеж был и будет советским! Ни шагу назад! Трусам и паникерам — смерть, героям — слава!"

После изгнания оккупантов студенческий городок стал местом командных и наблюдательных пунктов, базой снабжения частей переднего края, сосредоточением резервов, перевалочной точкой при эвакуации раненых. Противник днем и ночью бомбил и обстреливал городок, продолжая увеличивать его разрушения.

В один из дней второй половины июля в схватке с немецкими бомбардировщиками обессмертила свое имя воронежская комсомолка наводчик счетверенной пулеметной установки 4-го зенитно-пулеметного полка красноармеец Лидия Рябцева. Она сразила двух стервятников и погибла от прямого попадания бомбы в установку. Подруги по расчету нашли от Лиды только часть тела и кисти рук, намертво застывшие на рукоятках пулемета. Лидия Рябцева была посмертно награждена орденом Отечественной войны I степени, ее именем названа улица (бывшая 2-я Автогенная), она навечно занесена в списки рабочего коллектива завода им. Коминтерна, где до войны работала разметчицей и являлась комсоргом цеха. Теперь в цехе оборудован специальный уголок, посвященный отважной пулеметчице.

Символично, что, несмотря на большие разрушения, причиненные пожарами, снарядами и бомбами главному корпусу СХИ, не пострадала скульптурная фигура В. И. Ленина, установленная над главным входом в здание.

Глядя на эту скульптуру, бойцы говорили: — Ильич стоит, значит, Воронеж живет и борется. Фашисты никогда не овладеют им.

Когда на переднем крае появлялся кто-нибудь из постоянных обитателей СХИ, красноармейцы обязательно справлялись, цела ли скульптура Ленина. А узнав, что цела, еще смелее били врага.

Братские могилы № 18 и 19, расположенные в парке СХИ, увенчаны памятниками. На их плитах увековечены имена погибших героев, а скульптурное оформление прославляет тех, кто разгромил крупный вражеский гарнизон.

Своеобразньш памятником тех событий является и скульптура В. И. Ленина над входом в главный корпус института. Свидетель подвига советских воинов, она и сейчас стоит па прежнем месте, где была до войны и во время боев.

Братская могила № 17 находится па территории лесотехнического института. В ней похоронено более 500 воинов, погибших в боях, во время бомбежек п обстрелов, умерших от ран в полковых медицинских пунктах.

Могила № 17, как и многие другие, поистине является братской. Подтверждается это списком погибших: политрук Наязкул Оразмалиев — Киргизия, зам. политрука Самсон Багдасарян — Азербайджан, сержант Владимир Бестранов — Марийская АССР, ефрейтор Валей Гара-. ев — Татария, красноармейцы Ишбулда Абрахманов — Узбекистан, Шахамир Азалов — Дагестан, Александр Богарадзе — Грузия, Василий Воронов — Белоруссия, Иван Захаров — Чувашия, Николай Роженко — Украина, Агуби Хефанов — Осетия.

В числе русских уроженцы Воронежской области А. С. Акилов, П. И. Коваленко, В. Г. Колодяжный, Д. X. Нагорный, И. Т. Стародубов, П. И. Черкасов, И. А. Шороманов.

Среди тех, кто первым лег в эту могилу, был красноармеец 425-го артиллерийского полка 232-й стрелковой дивизии Леонтий Иванович Стариков. Он был ранен 6 июля 1942 года в перестрелке с гитлеровцами и умер в полковом медпункте. Последним был захоронен красноармеец Василий Павлович Веренеев из 209-го отдельного истребительпо-противотанкового дивизиона 121-й стрелковой дивизии. Он погиб вечером 24 января 1943 года за несколько часов до перехода дивизии в решительное наступление и полного изгнания фашистов из правобережной части Воронежа.

Составной частью сооруженного на братской могиле мемориала являются пролегающая рядом траншея и железобетонный колпак огневой точки. Такие колпаки были установлены горожанами во многих местах оборонительной полосы. В строительстве полосы участвовали более 100 тысяч жителей Воронежа. Сохранившийся близ могилы № 17 колпак огневой точки — единственная реликвия того трудового подвига воронежцев, конкретный объект бывшей полосы обороны.


Гринько А.И. Линия Ратной Славы