На главнуюО проекте

Левый берег

От станции Отрожка линия фронта повернула на юг. Передний край нашей обороны протянулся по левому берегу реки Воронежа до впадения ее в Дон. Оборона на всю тактическую глубину опиралась на жилые кварталы, заводские корпуса и пригородные населенные пункты. Это обеспечивало высокую инженерную прочность позиций, хорошую маскировку частей переднего края и их тыловых служб, создавало возможность скрытного сосредоточения войск и маневра ими по фронту.

Позиции в левобережной части города являлись' последним рубежом отступления советских войск на воронежском направлении и важнейшим звеном их общей линии стратегической обороны на Верхнем Дону. Река Воронеж была крайней чертой продвижения противника на восток в зоне Центрального Черноземья.

Организация обороны в левобережной части Воронежа проходила в сложных условиях боевой обстановки. Заранее здесь не создавались позиции. Считалось, что их вполне достаточно на западной окраине города. К тому же фронт находился далеко за Доном, на территории Курской области. Но летом 1942 года обстановка резко изменилась. Прорыв подвижных соединений противника к Дону, захват им плацдармов у Семилук и Малышева, вклинение гитлеровцев в правобережные кварталы города с юга и запада — все это создало смертельную угрозу для Воронежа. Фашисты полагали, что захватят город с ходу.

Для такой уверенности у немецкого командования имелись основания. Воронеж наполовину разрушен бомбардировками и пылал пожарами. Шла массовая эвакуация населения, материальных ценностей, госпиталей и других тыловых учреждений и подразделений армейского и фронтового подчинения. Боевыми силами гарнизона являлись только четыре полка НКВД неполного состава и батальон народного ополчения. На помощь Воронежу не могли прийти части 40-й армии, которые еще вели оборонительные бои западнее Дона — под Касторной, Горшечной, Нижнедевицком. Надежд на скорое прибытие резервных войск из глубокого тыла не было.

Вся ответственность за защиту Воронежа легла на городской комитет обороны во главе с первым секретарем обкома партии В. И. Тищенко. Части местного гарнизона, объединенные в Воронежский боевой участок, вступили в неравный бой с бронированными колоннами фашистов.

Рассчитывать на то. что батальоны частей НКВД, растянутые по западной и южной окраинам города, надолго задержат противника, не приходилось. Поэтому принимались срочные меры по созданию обороны на левом берегу реки Воронежа. Вечером 4 июля на участке между Придачей и Монастырщенкой занял позиции 41-й пограничный полк. Тут же окапывался отряд народного ополчения под командованием И. П. Губанова. Рядом с ними для стрельбы по наземным целям заняли позиции несколько батарей 183-го и 254-го зенитных артиллерийских полков 3-й дивизии ПВО. Задачу зенитчикам ставил заместитель наркома обороны и командующий войсками ПВО страны генерал-лейтенант М. С. Громадин, только что прибывший в Воронеж. По одной батарее стало на прикрытие Чернавского и Вогрэсовского мостов. Против Вогрэсовской дамбы было поставлено на прямую наводку зенитное орудие сержанта Владимира Косоплечева. Генерал Громадин в беседе с бойцами расчета сказал: "Головой отвечаете! Чтобы не только танк, но и фашистский автоматчик не прошли по дамбе и мосту па эту сторону".

Были приняты меры по укреплению левобережья южнее Вогрэса. Туда прибыла с другого участка фронта 16-я истребительная бригада. И весьма своевременно. Когда авангардная колонна бригады — артиллерийский полк подполковника А. В. Чапаева — стала выдвигаться на огневые позиции, в небе появились самолеты. На пустырь между площадкой строящегося шинного завода и Масловкой спускался парашютпый десант. Фашисты намеревались проникнуть в левобережную часть Воронежа с юго-востока. Артиллеристы уничтожили парашютистов. На другой день батальон немецких автоматчиков переправился через реку Воронеж у Шилова и повел наступление в сторону Масловки. Части 16-й истребительной бригады дали врагу решительный отпор. Более четырехсот гитлеровцев было истреблено, остальные поспешили удрать за реку.

Пока шли бои на западной и юго-западной окраинах Воронежа, оборона левобережья продолжала укрепляться. Уплотнив боевые порядки 41-го пограничного полка и отряда ополчения, заняли позиции подразделения 6-й Орловской Краснознаменной стрелковой дивизии. Она понесла большие потери в оборонительных боях западнее Дона, только что вырвалась из окружения, нуждалась в отдыхе и пополнении. Но возможностей для этого не было. Оборона левого берега была также усилена батальоном тяжелых машин 180-й танковой бригады. А потом из Москвы на станцию Графская прибыли эшелоны с частями 8-и истребительной бригады.

Свежая боевая часть, сформированная в Тюмени, находилась в резерве Ставки. В Воронеж направлено поличному указанию Верхновного Главнокомандующего. В воспоминаниях ветерана части Героя Советского Союза В. М. Морозова рассказывается такой эпизод:

"В день прибытия тюменцев на Придачу на районной телефонной станции раздался звонок из Москвы: И. В. Сталин интересовался, удерживается ли левобережная часть города нашими войсками и стала ли на позицию 8-я бригада. Получив утвердительный ответ, Верховный Главнокомандующий приказал любой ценой задержать противника на реке Воронеже"/ВОКМ, ф. ВОВ, д. 8 и бр./.

К этому времени вся пойма реки была под надежным контролем наших частей. Они занимали оборону как па возвышенной части берега, так и в заболоченной низине между рукавами извилистой реки, на островках. Сейчас пойма заполнена водой, которая скрыла многие боевые рубежи лета сорок второго года. Но зато водохранилище дает хорошее представление о ширине тогдашней поймы, о расстоянии, разделявшем западную и восточную части Воронежа.

Во второй половине дня 6 июля гитлеровцы атаковали левый фланг 287-го полка войск НКВД. Два десятка немецких танков с десантом автоматчиков прорвались через нашу позицию, проникли на Чижовку. Не встречая на своем пути препятствий, фашисты устремились к Вогрэсовской дамбе. Но едва головной танк вошел на полотно дамбы, как с левого берега ударили орудия. Особенно губительным был огонь зенитной пушки сержанта В. П. Косоплечева. Десантники горохом посыпались с машин. Потеряв два танка, гитлеровцы отступили. Проникнуть в левобережье по дамбе было невозможно. К тому же Вогрэсовский мост был уже взорван.

Немецкие танки свернули на улицу Веры Фигнер и двинулись к Чернавской дамбе. Однако и тут им не повезло. При приближении танков к мосту он взлетел на воздух, а с левого берега опять ударили орудия. Потом прорвавшаяся группировка противника была атакована "тридцатьчетверками" 110-й танковой бригады. Фашисты бросились наутек, но добрались только до Чижовки, где остатки танковой колонны и десанта были добиты чекистами 287-го полка. Так плачевно для гитлеровцев закончилась их очередная попытка прорваться в левобережную часть города.

А бой на южной окраине Чижовки разгорался с новой силой. Противник ввел в дело резервы, повел наступление со стороны Шиловского леса. Моторизованные и пешие колонны фашистов заполнили всю Острогожскую дорогу от Малышева до Воронежа. Однако только к середине ночи фашистам удалось потеснить оборонявшихся здесь чекистов, танкистов и зенитчиков. Последними покидали Чижовку подразделения 287-го полка НКВД. Они, прикрываясь насыпью дамбы, оторвались от противника и по обломкам Вогрэсовского моста отступили на левый берег. Гитлеровцам удалось прорваться в центральные кварталы Воронежа. По замыслу немецкого командования к этому времени сюда должна была подойти и группировка, штурмовавшая город с западного направления. Но желанная встреча не состоялась. Западная группировка не смогла прорвать позиции 233-го полка конвойных войск НКВД.

С отступлением 287-го полка НКВД на левый берег у командования Воронежского боевого участка образовался некоторый резерв сил. Их и решено было бросить в контратаку на центральную часть города, где фашисты еще не успели закрепиться.

Начальник боевого участка подполковник А. М. Дюльдин доложил план операции командующему 40-й армии генерал-лейтенанту М. М. Попову. В контратаке в районе Чернавского моста должен был участвовать 287-й полк НКВД майора Н. М. Злобина при частичной поддержке 41-го пограничного полка. Командующий одобрил план и приказал создать сводную группу из подразделений 6-й дивизии для удара со стороны Вогрэсовского моста. Для огневого обеспечения контратаки было создано несколько артиллерийских групп на участке Отрожка — Придача — Песчанка/ЦАМО СССР, ф. 72, оп. 36775, д. 25, л. 133—134./.

Получив приказ, майор Н. М. Злобин собрал свои потрепанные подразделения в кулак, сделал необходимую перестановку командного состава огневых средств. К 2.00 7 июля 287-й полк сосредоточился у Чернавской дамбы. Фашисты этого не заметили. В три часа подразделения приступили к переправе. На лодках, плотах, досках и бревнах, по обломкам моста и просто вплавь расчеты, отделения и взводы миновали водную преграду, разворачивались в цепь, соблюдая осторожность, продвигались к прибрежным строениям крутого правого берега.

В числе первых за рекой оказались автоматчики взводов Петра Сафонова и Салиха Сабирзянова. Они первыми и достигли домов на улицах Пролетарской и Степана Разина. На помощь автоматчикам спешили другие подразделения. Фашисты всполошились. В небе замерцали десятки ракет. Откосы холмов зарокотали очередями пулеметов. По реке и пойме ударили немецкие орудия и минометы. Из районов Монастырщенки и Придачи ответили наши артиллеристы.

Переправа продолжалась. Теперь чекисты-злобинцы прямо из воды бросались в атаку. Пользуясь переполохом в стане врага, подразделения быстро продвигались по улицам Степана Разина, Венецкой, Помяловского, 27 Февраля. Полк решительно расширял захваченный участок правобережья, рвался к проспекту Революции.

Не так удачно преодолели реку южнее Чернавского моста подразделения 41-го пограничного полка. Фашисты сразу же обнаружили переправу. Огонь врага был сильным и точным. Пограничники, неся потери, продолжали атаку.

Младший лейтенант И. Л. Русьян, едва оказавшись на правом берегу, был ранен в руку. Кое-как перевязав рану, повел взвод дальше. Напористо действовали на улице Короленко автоматчики взвода младшего лейтенанта С; Е. Петросяна. Они выбивали гитлеровцев из подвалов гранатами, снимали их с чердаков точными очередями, бросались в рукопашную. В одной из схваток погиб командир взвода. Его заменил комсорг полка Василий Шульга и повел пограничников на штурм очередного здания.

Поддерживая действия стрелков-пограничников, метко били по врагу чекисты-минометчики. Расчет сержанта Алексея Тихоновича подавил два пулемета, снял фашистского корректировщика с чердака, рассеял колонну гитлеровцев, спешивших на помощь оборонявшимся.

Все пограничники проявляли мужество и героизм, штурмуя крутые откосы, сражаясь с фашистами во дворах и зданиях, однако пробиться в центральные кварталы не смогли.

Противник, понимая значение этого направления, подтянул свежие силы. Наши подразделения вынуждены были перейти к обороне.

Зато на участке 287-го полка наступление развивалось успешно. Воспользовавшись тем, что противник сосредоточил основные силы против пограничников, злобин-цы преодолели крутые холмы и стали прочесывать кварталы, примыкающие к проспекту Революции.

Вторая рота под командованием политрука В. И. Хромова очистила от фашистов Первомайский сад и вышла к вокзалу Воронеж-I. Чекисты подорвали гранатами немецкий танк, расстреляли почти в упор более двух взводов автоматчиков. Уцелевшие враги оставили площадь, отступили на улицу Кольцовскую. Несколько солдат противника и два офицера были взяты в плен.

Рота Василия Хромова повернула влево, стала теснить гитлеровцев по Кольцовской улице к центру города. А немного левее, по улице Никитинской, энергично наступала рота старшего лейтенанта II. Н. Буянова. После упорной схватки в районе стадиона "Труд" она почти без задержки продвинулась к улице Комиссаржевской. Главные же силы 287-го полка действовали на проспекте Революции. Уничтожая захватчиков пулей, гранатой, штыком, выкуривая пх из зданий п развалин, советские вопны настойчиво пробивались к центру города — площади 20-летия Октября (ныне площадь им. В. И. Ленина). Гитлеровцы оказывали упорное сопротивление. Они цеплялись за каждый дом, перекресток, квартал, то и дело пытались контратаковать. Но каждый раз навстречу врагу поднимались из развалин красноармейцы. Рукопашные схватки неизбежно закончились их победой.

Наши подразделения уже во многих местах пересекли улицы Карла Маркса и Володарского, почти полностью овладели улицами Дзержинского, Пушкинской, Фридриха Энгельса.

К 14.00 7 июля 287-й полк НКВД вышел на площадь 20-летия Октября. После упорных схваток на улицах Кирова и Красноармейской головные подразделения полка достигли маслозавода. Попытки продвинуться к южной окраине города успеха не имели. Противник подтянул крупные силы, создал непреодолимый огневой заслон и остановил наступление чекистов.

Задуманный командованием боевого участка план контратаки не был реализован полностью. Противнику удалось сохранить за собой район города, расположенный к югу от улицы 20-летия Октября. Но и сделано было немало, если учесть, что в контракте участвовали ограниченные силы гарнизона.

Главным же результатом контратаки был выигрыш временп. Она спутала планы немецкого командования, рассчитывавшего мощными ударами с двух направлений 7 июля полностью овладеть Воронежем. Пленные на допросе показали, что штурм города должен был начаться рано утром. Наша ночная атака опередила врага на несколько часов. Его южная группировка не сразу пришла в себя от неожиданного удара, была изрядпо потрепана и отброшена к окраине города.

ровка смогла перейти в наступление только в середине дня и уже без поддержки правого соседа.

Закрепившись в кварталах центральной части Воро-, нежа, подразделения 287-го полка НКВД заняли оборону фронтом на юг и запад. Майор Н. М. Злобин и военком полка батальонный комиссар Т. П. Куприянов предвидели, что фашисты бросят в бой крупные силы, попытаются вернуть потерянные улицы. С учетом этого и была разработана тактика действий.

Утром 8 июля противник пошел в наступление. Злобинцы успешно отразили три атаки. Но давление гитлеровцев нарастало, и чекисты вынуждены были оставить . маслозавод, отступить к площади. По оси улиц 9 Января и Плехановской к центру города отходили с западной окраины подразделения 233-го полка НКВД майора М. Д. Якубенко. Вместе с ними действовали небольшие группы танкистов и зенитчиков. После упорных боев на территории мясокомбината, трампарка, рынка и в других местах этой зоны линия обороны сместилась к вокзалу Воронеж-I, Первомайскому саду, Петровскому скверу и задержалась здесь на сутки.

В уличных боях советские воины проявили несгибаемую стойкость, мастерское владение оружием, инициативу и сноровку. Действуя мелкими группами, парами, а зачастую и в одиночку, они пропускали вражеские машины вперед, потом атаковали их с флангов и тыла, подрывали гранатами, жгли бутылками с горючей смесью. Чекисты смело проникали в тыл врага, умело маскировались в развалинах и уничтожали гитлеровцев то очередями из автоматов и пулеметов, то снайперскими выстрелами из винтовки. Так, в частности, действовали красноармейцы Иван Пальгун, Степан Лебедев, Прокофий Петренко. Умело руководил своими группами лейтенант Николай Ларин. Во время боя на Плехановской его бойцы заманили в овраг (близ него сейчас стоит автовокзал) и полностью уничтожили роту гитлеровцев. Подобные ловушки не раз устраивал врагам и лейтенант Григорий Овечкин. Действуя из засад, группа старшего сержанта Авраама Стасюка только за один день истребила семьдесят фашистов. Отважный командир был награжден орденом Ленина. Орденом Красного Знамени отмечен подвиг начальника штаба боевого участка капитана Б. С. Бужинского. Воронежец, хорошо знающий город, он возглавил деблокирующую группу, когда одно из подразделений 287-го полка попало в окружение. В этом бою противник потерял 140 солдат и офицеров.

После упорной схватки на территории паровозоремонтного завода им. Дзержинского, у областной больницы и у стадиона "Динамо" все группы наших частей, участвовавших в боях в правобережных кварталах Воронежа, в ночь на 10 июля отошли на левый берег.

Герой Советского Союза Я. П. Вергун рассказывал:

— Мы покидали правобережье по приказу командования, организованно, по заранее намеченным маршрутам. Всех раненых сложили на крыло сбитого немецкого бомбардировщика, прицепили его к танку и отбуксировали в свой тыл.

Противник попытался было на плечах отступающих форсировать реку Воронеж, но наша артиллерия поставила на пути врага плотный огневой заслон. У развалин Чернавского моста геройски дрался взвод чекистов во главе с младшим лейтенантом Алексеем Арефьевым и не пропустил фашистов через реку. Более батальона гитлеровцев при поддержке танков приблизились к реке у Вогрэсовского моста. Но здесь прочно держали оборону пограничники, зенитчики, танкисты. Час спустя фашисты были разгромлены. Усеяв луг трупами и оставив пять подбитых танков, враг отступил в кварталы Чижовки. Командир 41-го пограничного полка майор Д. М. Василь-ченко доложил в штаб боевого участка, что противник больше не предпринимает попыток проникнуть на левый берег.

Отразив попытки врага перешагнуть реку Воронеж, паши части, сосредоточенные на левом берегу, продолжали укреплять свои оборонительные позиции и все решительнее переходили в контратаки. Утром 10 июля из района Отрожки пошел в наступление на институтский , городок сводный полк НКВД. А в конце месяца с левобережья начался штурм высот у Чижовки и Шилове

Но это будет потом. А пока надо отдать должное частям Воронежского боевого участка. Руководимые городским комитетом обороны, небольшие силы местного гарнизона сумели отстоять восточную часть Воронежа, выиграть время для подхода резервных соединений. С созданием Воронежского фронта, прибытием 60-й армии и пополнением 40-й армии стабильность обороны города упрочилась, возросла ее активность.

Мемориальная Линия Ратной Славы, протянувшаяся по левому берегу водохранилища, будет обозначена памятными знаками в нескольких местах. Основные из них станут у Северного, Чернавского и Вогрэсовского мостов. Они будут символизировать несокрушимую стойкость нашей обороны, боевую активность частей Воронежского гарнизона, 3-й дивизии ПВО, 40-й армии. Они расскажут потомкам, с какой самоотверженностью трудились под огнем врага рабочие авиазавода, СК-2 им. Кирова, ВОГРЭСа, жители всего левобережья.

Пока же ЛРС на участке от станции Отрожка до ВОГРЭСа отмечена двумя памятниками — на братской могиле № 6 в парке Строителей и на площади перед авиазаводом.

Во время боев за город в левобережье возникло более десяти братских и много одиночных могил. Погибших хоронили на заводских территориях и во дворах жилых домов, в скверах и на пустырях. В ходе восстановительных работ останки захороненных перенесли в рощу у поселка Монастырщенка. К концу 1968 года братская могила № 6 стала единственной в этой зоне, а роща превратилась в парк Строителей на Ленинском проспекте. В 1975 году был поставлен новый памятник, расширено и благоустроено место захоронепия. Над стеной с именами погибших героев застыла в напряженной позе шестиметровая богатырская фигура воина, ломающего фашистскую свастику. Памятник символизирует полную победу советского народа над врагом, а пламя Вечного огня — бессмертие подвига защитников Воронежа.

Большинство захороненных являются воинами 41-го полка пограничных войск. Полк длительное время держал оборону на рубеже между Чернавским и Вогрэсовским мостами, участвовал в форсировании реки и контратаках в прибрежных участках правобережной части города.

В этих боях сложили головы командир полка майор Д. М. Васильченко, военком полка батальонный комиссар Молчанов, заместитель командира батальона старший лейтенант М. В. Узинцев, командир взвода лейтенант С. Е. Петросян и др. Среди погибших пограничников много уроженцев Кавказа и Краснодарского края —Н. И. Кавтарадзе, И. П. Кочарян. И. Г. Гамбаров, А. 3. Джаджуа, И. И. Гун, П. В. Коробко.

На плитах братской могилы № 6 обозначены фамилии воинов многих частей 40-й армии и 3-й дивизии ПВО, Воронежского боевого участка, народного ополчения. Одни погибали при бомбежках и обстрелах, другие умирали на госпитальных койках от ран. В жестокой схватке с немецкими бомбардировщиками пал смертью храбрых Иван Горжени. Чех по национальности, он окончил советское военное училище и на воронежской земле мстил фашистам за свою поруганную родину. Иван командовал огневым взводом в 183-м зенитном артиллерийском полку, имел на счету несколько сбитых самолетов врага. На боевом посту были смертельно ранены зенитчица Александра Трифонова, уроженка Воронежа, бронебойщик из Оренбуржья Филипп Тинтаев, чекист Алексей Седых, вологжанин Михаил Малягин, другие защитники Воронежа.

В списках захороненных есть фамилия и Раисы Васильевны Беляевой — командира эскадрильи 586-го женского истребительного авиационного полка. Вместе со своими подругами Рая отважно воевала в небе Сталинграда, а с февраля 1943 года прикрывала от воздушных налетов врага Воронеж. За короткое время ее эскадрилья сбила на подступах к городу пять немецких бомбардировщиков. 19 июля 1943 года в воздушном бою самолет старшего лейтенанта Беляевой был подбит, а сама она получила ранение. При попытке посадить самолет на аэродром авиазавода Р. В. Беляева погибла. Ее именем названа одна из улиц Левобережного района.

Много славных имен занесено на плиты братской могилы № 6. Все, кто насмерть стоял на позициях левобережья, достойны вечной славы и памяти.


Гринько А.И. Линия Ратной Славы