На главнуюО проекте

Чижовский плацдарм

Линия Ратной Славы, протянувшаяся по левобережью от Отрожки до Таврова, имеет в центре дугообразный выступ. Его северная граница от улицы Щорса пересекает водохранилище и выходит на правый берег у Бархатного бугра. Далее она, поднявшись на возвышенную часть города по улицам Веры Фигнер, Льва Толстого и Бетховена, тянется к инженерно-строительному институту, улице Чапаева, бывшему военному городку. Затем сворачивает на юг и по северной опушке Шиловского леса снова возвращается через водохранилище на левый берег в устье речки Песчанки. Таким было очертание Чижовского плацдарма.

Теперь русло реки Воронежа и вся пойменная часть плацдарма скрыты под водой. Только новый Вогрэсов-ский мост и дамба, значительно поднятая и расширенная, вместе с улицей 20-летия Октября указывают осевое направление наступления частей 40-й армии на правобережное крутогорье.

После упорных четырехсуточных боев гитлеровцы 7 июля 1942 года овладели чижовскими горами и одноименным поселком. Оказавшись на весьма выгодном тактическом рубеже, противник получил возможность визуально контролировать низменное левобережье Воронежа и всю равнинную степь до горизонта. Враг обстреливал из орудий и минометов заводские и жилые кварталы города, железнодорожную линию на участке Придача — Масловка, пригородные грунтовые дороги. Свою позицию фашисты рассматривали как удобный трамплин для очередного прыжка в глубину советской территории — к Мичуринску и Тамбову, Борисоглебску и Балашову. Командующий группой армий "Б" генерал фон Вейхс докладывал в Берлин, что Воронеж является "весьма цепным плацдармом для будущего наступления в восточном направлении"/Подъем, 1965, № 4, с. 132./.

Однако планам противника не суждено было сбыться. На берегах Верхнего Дона и в кварталах Воронежа он натолкнулся на непреодолимую стену стойкости советских воинов и вынужден был остановиться. Фашисты начали закрепляться на выгодном рубеже с надеждой на лучшее будущее.

Обстановка требовала активизации нашей обороны, решительных действий для перехвата инициативы. Как только линия фронта относительно стабилизировалась, советское командование приступило к подготовке частных наступательных операций. В числе их был захват Чижовского плацдарма. Эта задача решалась в несколько этапов по мере наращивания сил 40-й армии.

Первый "пятачок" на правом берегу реки Воронежа был занят подразделениями 84-го и 125-го полков 6-й стрелковой дивизии генерала М. Д. Гришина. В ночь на

8 июля они переправились у развалин взорванного Во-грэсовского моста, продвинулись до половины дамбы и закрепились по ее обеим сторонам. Была создана возможность для наведения первой переправы. Саперы под командованием лейтенанта Захара Гришина сперва натянули канат, с помощью которого установили связь между берегами, потом сделали пешеходный мостик. Он был замаскирован в развалинах, оставался незаметным ни с воздуха, ни с Чижовки. Однако фашисты догадывались о месте переправы и вели непрерывный огонь. Пользоваться мостиком можно было только ночью. Но ее вполне хватало, чтобы обеспечить наши кодразделения необходимым для жизни и боя.

Оборона поименного плацдарма на виду у противника — дело необычайно трудное. Надо было продвинуться к подошве высот, закрепиться в непростреливаемой артиллерией противника зоне. Эту задачу успешно решил 26 июля 125-й полк подполковника М. И. Куракина. Сводный батальон во главе с капитаном Иваном Буяловым и старшим политруком Александром Орджоникидзе стремительным броском пересек пойму, смял боевое охранение фашистов, ворвался на улицы Лосковая и Свободная. Стрелки захватили шестнадцать домов и закрепились в них. Граница плацдарма вплотную придвинулась к Чижовке/ЦАМО СССР, ф. 417, оп. 10584, д. 45, л. 5./.

Тем временем 40-я армия генерал-лейтенанта М. М. Попова продолжала получать пополнение. В ее полосу прибывали маршевые подразделения и полностью укомплектованные соединения. Они спешили на защиту Воронежа со всех концов страны. Этим, в частности, и определялся национальный состав армии. Среди пополнения, прибывшего в начале августа, русских было 52 процента, узбеков — 12, татар — 11. удмуртов — 9, казахов — 7, мордвин — 5 процентов. По одному проценту приходилось на украинцев, белорусов, евреев, чувашей.

Когда 40-я армия накопила силы, встал вопрос о решительном наступлении на Чижовку. К этому времени поселок п высоты были превращены гитлеровцами в мощный опорный пункт. От центра Воронежа через Чижовку и военный городок к Шиловскому лесу тянулась главная полоса обороны противника с множеством узлов сопротивления. Высоты опоясали несколько рядов траншей полного профиля с развитой системой ходов сообщения, блиндажами и дзотами, проволочными и минными заграждениями. Под огневые точки фашисты приспособили подвалы и погреба, фундаменты домов и все каменные постройки. Здания училища связи, средней школы, Рождественской церкви, кирпичного завода, казармы, водонапорной башни, как наиболее прочные, были превращены в подлинные крепости и являлись узловыми центрами обороны на соответствующих направлениях.

Перед 40-й армией находилась группа немецких войск, возглавляемая гепералом Блюмом. Передовые позиции занимали полки 57-й и 323-й пехотных дивизий. За их спиной находились части 22-й танковой дивизии и 140-го минометного полка. В ближайший резерв группировки входили 75, 202, 383 и 387-я пехотные дивизии, 221-й и 323-й саперные батальоны, 152-й строительный батальон. Если учесть, что все силы располагались на удобной для обороны и не удобпой для наступления местности, станет ясным, какая сложная задача стояла перед войсками генерала М. М. Попова.

Первая трудность заключалась в том, чтобы незаметно для противника сосредоточить части у реки Воронежа и перебросить на правый берег танки, орудия, машины, повозки. Переправлять их на плотах и лодках — дело затяжное. Строить мост — бессмысленно, ибо он сразу же будет разбит вражеской артиллерией и авиацией.

Выход из положения подсказали инженеры. Они предложили соорудить подводную переправу, что обеспечит ее надежную маскировку, гарантирует быструю переброску через реку машин любой грузоподъемности и в большом количестве. Переправу можно сделать из подручных материалов в короткий срок, а восстановление повреждений не потребует много времени и сил.

Переправу строили не только саперы, по и все, кого можно было использовать на этой работе. В ночное время бойцы носили на себе обломки железобетонных конструкций, киргшч, булыжник, которыми изобиловала территория Вогрэса. Все укладывали на дно реки немного южнее электростанции. Специалисты называли это усилением дна, т. е. укреплением его устойчивости при соприкосновении с колесами и гусеницами.

Когда работа была закончена, армия получила падежную связь между берегами. Над полосой бетонно-кирпично-каменного дна полуметровый слой воды. С воздуха такую переправу не заметишь, с немецких позиций — тем более.

В ночь на 12 августа на правый берег прошли танки, пушки, грузовики и повозки. Скопление значительных сил на плацдарме оказалось для противника неожиданным. Простейшее сооружение на реке сыграло большую роль в успешном решении важнейшей боевой задачи.

Наступление ударной группировки 40-й армии началось утром 12 августа. Теперь вместе с 6-й дивизией в штурме Чижовки участвовали 100-я стрелковая дивизия полковника Ф. И. Перхоровича, 111-я стрелковая бригада майора И. Ф. Дремова, 14-я танковая бригада подполковника С. Т. Стызика, 16-я истребительная бригада майора И. В. Купина. Их поддерживали батареи 1109-го и 595-го армейских артиллерийских полков, 128-й минометный полк, несколько дивизионов "катюш" и авиация.

Бои были упорными и кровопролитными. Противник яростно сопротивлялся, непрерывно бросался в контратаки. Каждый дом и двор приходилось брать с боем. Отдельные здания и рубежи по нескольку раз переходили из рук в руки. Однако под нажимом наших войск противник вынужден был оставлять позицию за позицией. В августовских боях за Чижовку советские воины показали высокий наступательный порыв и массовый героизм.

О том, как развивались события на Чижовке, дважды в сутки сообщали оперативные сводки штаба 40-й армии. Вот некоторые из них:

"14.8.42. 125-й и 333-й сп к 17.00 вели бои на фронте: перекресток улиц Софьи Перовской и Карла Маркса, перекресток улиц Веры Фигнер и Средней".

"15.8.42. Части 100-й сд сражались за здание школы связи".

"16.8.42. 454-й полк овладел еще несколькими домами на юго-восточной окраине Чижовки".

"17.8.42. 6-я сд., удерживая отдельные дома, закрепляется в 400—500 метрах севернее дамбы. К 5.00 возобновила наступление в направлении улицы Б. Стрелецкая. Противник сильным огнем препятствует наступлению".

"18.8.42. 111-я отдельная стрелковая бригада вела бои с контратакующим противником в районе Чижовки. Враг отброшен в исходное положение"/ЦАМО СССР, ф. 203, оп. 2843, д. 41, л. 24-28./.

Упорно продвигаясь вперед, наши подразделения отбивали в сутки по 5—8 контратак. То и дело возникали кровопролитные рукопашные схватки. Одна из них произошла во дворах небольшого переулка, где действовала рота младшего лейтенанта Лукьянова из 454-го полка 100-й стрелковой дивизии. Замполитрука Ловчиков стрелял в фашистов в упор из пистолета.

Боец Анатолий Петров отбивался рукояткой ракетницы. Сержант Бойков разбил в щепки приклад автомата о каски фашистов. Яростно действовали штыком красноармейцы Сергей Смирнов и Николай Филиппович. Враг не выдержал и обратился в бегство, оставив на месте схватки более 30 трупов.

Красноармеец 454-го полка Алексей Коноплин вырвался вперед, увлек за собой товарищей и первым спрыгнул в немецкую траншею. Вскоре последовала контратака фашистов, и Коноплин был отрезан от своих. Мужественный боец дрался один против десятка гитлеровцев. Он погиб героически.

Батарея лейтенанта Михаила Шкудова пеотступно следовала за ротами 472-го полка. Артиллеристы тащили свои "сорокапятки" на руках и расчищали огнем путь стрелкам. Когда в одной из рот не осталось средних командиров, артиллерист лейтенант Шкудов повел стрелков в атаку. Боевая задача была выполнена.

Отважно действовал комсорг 460-го полка младший политрук Яков Виноградов. В критический момент атаки он заменил выбывшего из строя комиссара батальона и во главе стрелков первым достиг вражеских окопов. Фашистская пуля оборвала жизнь молодого коммуниста, но вдохновленные им красноармейцы выбили немцев с важного рубежа и сами закрепились па нем. Именем Виноградова названа одна из улиц Чижовки.

Сокрушительные удары по врагу наносили экипажи 14-й танковой бригады. Механик-водитель старшина Николай Балаклеев с ходу проутюжил позицию минометной батареи, затем раздавил пушку и первым вырвался к школе. Корпусом своей машины он прикрыл амбразуру немецкого дзота и помог нашим стрелкам без потерь сблизиться с противником.

В схватке с немецкими артиллеристами вышел победителем экипаж младшего лейтенанта Александра Суетина. Он заставил замолчать фашистскую батарею и помог другим танкам продвинуться вперед.

Направляясь в боевые порядки батальонов, командир 125-го стрелкового полка М. И. Куракин сказал, что следующий его командный пункт будет в Рождественской церкви. Для младшего лейтенанта С. Л. Ворогушина это было указанием места оборудования нового узла связи. Забрав телефоны и катушки с кабелем, бойцы вслед за взводным тронулись в путь. Когда они подошли к церкви, вокруг еще шел бой. В него и включились связисты. Младший лейтенант первым проник в одно из церковных помещений. Его поддержали красноармейцы Быков, Кротов, Кожахларов и другие. В короткой схватке связисты уничтожили гранатами семнадцать фашистов, а четверых взяли в плен. Внутри церкви и около нее продолжалась перестрелка, а взводный уже разыскал по телефону подполковника Куракина и доложил ему, что узел связи на новом КП действует. Уроженец Воронежской области Семен Леонтьевич Ворогунган был награжден орденом Красной Звезды.

Развивая успех танкистов батальона капитана Ивана Саквы, рота автоматчиков лейтенанта Завадского блокировала здание школы, а затем ворвалась в него. Комсорг мотострелкового батальона Василий Бугров, возглавляя группу автоматчиков, очистил от фашистов несколько комнат на первом этаже.

Во время атаки опорного пункта врага был смертельно ранен осетин лейтенант Лазарь Дзотов из 454-го полка. Бойцы кинулись к командиру, чтобы перевязать рану и унести его в безопасное место, но были остановлены словами: "Мне не нужна помощь. Не задерживайтесь. Вперед!" Атака продолжалась. После боя красноармейцы нашли своего командира мертвым. В руках он сжимал комсомольский билет. В нем оказалась записка:

"15 августа 1942 года.

Моему народу.

В своей службе советскому народу дерусь до последней капли крови за честь, за свободу, за независимость советской земли. Я верен своей воинской присяге, которую принял перед лицом великого народа. Считаю себя до последней минуты своей жизни верным сыном народа.

Вперед, за Родину!

Лейтенант Дзотов"/Архив ЦК ВЛКСМ. Сб. 1. Комсомол в Отечественной войне, л. 40./.

Имя Лазаря Дзотова увековечено в названии одной из улиц Чижовки.

В результате ожесточенных боев наши части значительно продвинулись вдоль улицы 20-летия Октября и вышли на рубеж: улицы Карла Маркса и Льва Толстого, строительный институт, розариум, училище связи, военный городок, северная опушка Шиловского леса. Так образовался довольно обширный плацдарм в правобережной части Воронежа и в непосредственной близости от его центра. Враг не только лишился многих тактических преимуществ, по и оказался в весьма трудном положении. Его оборонительная полоса была прорвана почти на всю глубину, нарушилась локтевая связь между частями, открытые фланги попали под удары наступающих советских войск.

Наибольшую опасность для гитлеровцев представляло глубокое продвижение. передовых подразделений 6-й стрелковой дивизии. Действуя по обеим сторонам улицы 20-летия Октября, батальоны капитанов Николая Козенко, Ивана Буялова и Василия Горяинова сломили сопротивление противника в районе маслозавода и бани№ 5 (пер. Челюскинцев), пересекли улицы Кирова и Новослободскую (ныне Моисеева). Завязался бой у пожарного депо на улице Кольцовской и на кладбище (ныне парк Ленинского района).

Появление советских воинов вблизи административного центра Воронежа перепугало немецкое командование. В бой были введены крупные резервы, начались контратаки. Сдерживая натиск превосходящих сил противника, наши передовые батальоны отступили на линию переулков Сажнева и Безбожников. Узловыми пунктами упорных боев на длительное время стали корпуса строительного института и розариума.

Застопорилось наше наступление и на других участках плацдарма — у кирпичного завода, школы, училища связи. Танкисты 14-й бригады, прорвавшиеся к улице Краснознаменной, вынуждены были вернуться к пехоте.

Ударная группировка 40-й армии исчерпала свои наступательные возможности и перешла к обороне. Она не полностью выполнила поставленную боевую задачу, однако главной цели добилась. Наши части поднялись нa высоты, овладели важным плацдармом в правобережной части города. Попытки противника вернуть потерянные на Чижовке позиции успеха не имели. Советские воины мужественно отражали атаки врага и не отступили ни на шаг.

Третий штурм Чижовки начался в середине сентября.

На этот раз в боевых порядках ударной группировка 40-й армии кроме ранее названных соединений действовали 25-й танковый корпус, 159-я и 206-я стрелковые дивизии, 229-я стрелковая бригада. Все они уже участвовали во многих боях и не имели штатной численности техники, оружия и личною состава. Для переброски войск на плацдарм, в ночное время было построено девять переправ. Кроме того, имелись лодки и легкие плоты. Основной переправой для танков служила отремонтированная подводная дамба. Для движения машин по заболоченной пойме были разведаны маршруты с более твердым грунтом.

В 5 часов 40 минут 15 сентября на позиции врага обрушили залпы дивизионы четырех полков гвардейских минометов ("катюш"). Затем ударили орудия армейской, дивизионной и бригадной артиллерии. В артподготовке принимали участие и четыре бронепоезда.

Пятьдесят пять минут полыхали взрывы в западной части Чижовки. Над позициями фашистов встала черная стена дыма. В это время войска переправлялись через реку Воронеж, но разным маршрутам выходили к переднему краю, готовились к атаке.

В 6.35 ударная группировка перешла в наступление. Начался очередной штурм Чижовки. Противник, введя в бой резервы, яростно оборонялся, предпринимал контр-. атаки, но вынужден был пятиться назад. Полки 6-й стрелковой дивизии генерала М. Д. Гришина, действовавшие на правом фланге, овладели южной частью улицы Веры Фигнер, вышли к Зуевой горе и кирпичному заводу. На территории завода было уничтожено до батальона вражеской пехоты, минометная и три артиллерийские батареи/ЦАМО СССР, ф. 203, оп. 2843, д. 14, л. 26./.

Решительно действовал 1-й батальоп 333-го стрелкового полка. Когда до главного корпуса завода оставалось полсотни метров, вперед с группой красноармейцев вырвался замкомбата старший лейтенант Георгий Люлин. Он поднял красный флаг над разрушенной стеной здания. Увидев флаг, бойцы головной роты, а за ней и всего батальона броском преодолели простреливаемую зону и выбили гитлеровцев с территории завода. В этом бою Георгий Дмитриевич Люлин погиб. Он посмертно награжден орденом Ленина, в честь героя позднее переулок Лейтенантский был переименован в улицу Люлина.

Младший сержант Нефедов незаметпо подобрался к вражеским позициям, укрылся за подбитым танком и начал забрасывать немецкие окопы гранатами. Гитлеровцы окружили смельчака. Пять фашистов бросились к нему, чтобы захватить в плен. Младший сержант Нефедов последней гранатой уничтожил всех фашистов и погиб от взрыва сам.

Части 100-й стрелковой дивизии полковника Ф. И. Перхоровича, наступавшие на центральном направлении, потеснили противника к юго-восточной окраине военного городка. Гитлеровцы цепко держались за казармы и другие каменные постройки, то и дело бросались в контратаки. Вечером две роты гитлеровцев вклинились в боевые порядки 472-го стрелкового полка. Завязалась руко-пашная схватка. Фашисты были уничтожены, положение на этом участке восстановлено.

Упорно шли вперед подразделения 229-й стрелковой бригады подполковника М. П. Щербакова. Вместе с 491-м стрелковым полком 159-й стрелковой дивизии бригада выбила противника из здания средней школы.. Продолжая теснить гитлеровцев, батальоны майора С. П. Бабича, старших лейтенантов А. Я. Дубровина и И. С. Мельникова продвинулись к постройкам психиатрической больницы на северной окраине Шиловского леса.

При отражении одной из контратак противника начальник штаба батальона старший лейтенант В. В. Евдокимов возглавил группу бойцов и решительно повел их в бой. Фашисты были отброшены. На соседнем участке умело действовал сержант А. И. Устинов. Возглавляемый им взвод обошел гитлеровцев с фланга, точным огнем уничтожил два десятка немецких солдат. Действия стрелков поддержали пулеметный расчет старшего сержанта М. И. Кузнецова и минометный расчет старшего сержанта М. А. Шаршова. Героями боя были также снайпер П. А. Жильников, телефонист М. Г. Грибанов, радист Е. П. Бардин, наводчик противотанкового орудия В. Г. Койков, стрелок А. С. Крекнин и многие другие. В целом 229-я бригада выполнили задачу дня и закрепилась на достигнутом рубеже.

На следующий день в бой вступили бригады 25-го танкового корпуса, основные силы 159-й и 206-й стрелковых дивизий, другие части ударной группировки. Штурм Чижовки продолжался. Происходили упорные схватки за улицы и переулки, здания и этажи, развалины строений.

В небе господствовала немецкая авиация. Она бомбила и штурмовала наши переправы, позиции артиллерии, боевые порядки танкистов и стрелков. Группы по 10—30 самолетов, сменяя друг друга, кружили над Чижовкой с восхода и до захода солнца.

Но как ни сопротивлялся враг, а вынужден был отступать. Мужество, героизм и боевое мастерство советских воинов оказались сильнее численного и технического превосходства фашистских захватчиков. Каждый день наступления ознаменовывался новыми подвигами бойцов, командиров и политработников. В летопись штурма Чижовки вносились новые имена героев.

Бесстрашно действовали экипажи 111-й танковой бригады генерал-майора Ф. П. Короля. Башенный стрелок Николай Бавыкин, механик-водитель Михаил Боршук, командиры танков Виктор Одинцов, Николай Глазин и другие уничтожали врагов огнем и гусеницами. Танки разрушали дзоты и блиндажи, блокировали опасные огневые точки, заслоняли корпусами амбразуры в стенах и фундаментах. Пехотинцы использовали продвижение танкистов для развития успеха и в свою очередь зорко охраняли машины от вражеских гранатометчиков.

Бой есть бой. В нем успех достигается огромным напряжением моральных и физических сил, часто ценою крови и жизни. В неравной схватке полностью погиб экипаж младшего лейтенанта Д. М. Ильяшенко, сложил голову комбат капитан Усенко, на личном счету которого было 7 уничтоженных немецких пушек. Погиб на поле боя и бесстрашный комбриг генерал Ф. П. Король. Экипаж сержанта Михаила Зыкова вырвался вперед, раздавил гусеницами машины мипометную батарею, в упор расстрелял прислугу. Но тут в танк угодил вражеский снаряд, осколок смертельно ранил механика-водителя. Его место занял командир. Экипаж подбил два орудия. При попадании второго снаряда в "тридцать- четверку" сержант М. И. Зыков был ослеплен, но не выпустил из рук рычагов. Он ничего не видел и действовал руками по памяти, а курс выдерживал по подсказке товарищей. Мужественный воин до конца боя управлял танком вслепую.

В 162-й танковой бригаде прославилась воронежская комсомолка Анна Бабкина. Под разрывами бомб и спарядов, не обращая внимания на свист пуль и осколков, она вытаскивала из горящих танков раненых воинов, оказывала им первую помощь и снова ползла в огонь. Многим танкистам спасла жизнь Анна Бабкина, а сама погибла, заслонив от осколков мины раненого танкиста. Красноармеец 1-го батальона 84-го полка 6-й стрелковой дивизии Реутов родился и вырос на Ближней Чижовке. И вот случилось так, что ему довелось драться с врагом на той самой улице, по которой он ходил сорок пять лет. Боец горел желанием быстрее разгромить оккупантов и беспощадно бил их. Но не довелось Реутову войти в свой дом освободителем: он погиб в сотпе метров от него.

В сентябрьских боях за Чижовку принимал участие сводный отряд народного ополчения в составе 112 человек. Возглавлял отряд капитан П. Ф. Грачев, а комиссаром был секретарь Ворошиловского (теперь Ленинского) райкома партии Д. М. Куцыгин. В боях за родной город ополченцы нанесли большие потери врагу. Особенно смело действовали работник Ворошиловского РК ВЛКСМ Валентин Куколкин, студентка ветинститута Анна Скоробогатько, бойцы Наталья Бабина, Таисия Соколова. Освобождая родной город, геройски погибли комиссар Куцыгин, разведчик Куколкин, боец Скоробогатько. Все они посмертно награждены орденами, их именами названы улицы Воронежа.

Только за день 20 сентября воины 159-й стрелковой дивизии полковника М. Б. Анашкипа отразили семь яростных атак пехоты и танков противника на южной окраине военного городка. При отражении одной из атак было истреблено до 500 гитлеровцев и 7 танков. Точно били орудия 7-й батареи 597-го артполка. По две машины сожгли расчеты сержантов Трофимова и Каратаева, стоявшие на прямой наводке. Подпустив врага на близкое расстояние, наводчик Хлопотов поджег головную машину. В считанные минуты два орудия произвели 18 выстрелов. С такой же скоростью действовали и другие расчеты. Фашисты с большими потерями отошли на исходную позицию.

Мужество и героизм воинов, штурмовавших чижовские высоты и разрушенные фашистами кварталы поселка, образно запечатлел в песне "Чижовка" поэт Яков Шведов, автор знаменитого "Орленка". В минуты затишья бойцы пели полюбившуюся им песню на знакомый мотив "Каховки".

Нигде, никогда нам не знать остановки.
Дорога одна нам — вперед!
Наш бой за Чижовку, как бой за Каховку,
Оценит советский народ.

Вместе с поэтом творцами этой песни являлись герои боев за Чижовку. Они писали ее текст штыком и гранатой, пулей и снарядом. Ее писали своими подвигами будущий дважды Герой Советского Союза Василий Петров; сын легендарного героя гражданской войны Александр Чапаев; политрук роты, а ныне воронежский писатель Иван Сидельников; комбат Герасим Балоян и комиссар Дмитрий Чубарь; пятнадцатилетний танкист, заменивший в экипаже погибшего брата, Митя Кретов; боец-доброволец мать двух детей воронежская домохозяйка Евдокия Зуева, сотни, тысячи верных сынов и дочерей Родины.

Сентябрьское наступление ударной группировки 40-й армии завершилось 30 числа. Чижовский плацдарм был значительно расширен и углублен. На левом фланге он сомкнулся с Шиловским плацдармом. Понеся значительные потери, обе стороны перешли к жесткой обороне. Но взаимные атаки за улучшение позиций продолжались днем и ночью.

Бои за Чижовку обернулись для фашистов огромными потерями. Еще в начале наших наступательных операций командир 323-й пехотной дивизии генерал фон Берген клялся своему начальству: "Я не уйду из Воронежа до тех пор, пока в дивизии уцелеет хоть один солдат"/ЦАМО СССР, ф. 203, он. 2843, д. 41, л. 21./.

Как выполнялось это обещание, видно из писем, а также показаний пленных гитлеровцев. В неотправленном письме убитого фельдфебеля 593-го пехотного полка сказано: "В моем взводе осталось еще 8 человек. У нас много выбыло из строя... И все же нам приказано держать оборону. Да, дорогой мой Кресс, кто бы это мог подумать"/ЦАМО СССР, ф. 203, он. 2843, д. 41, л. 21./. Пленный обер-ефрейтор 11-й роты 594-го пехотного полка заявил на допросе: "Мы долго не выдержим. Германия не имеет больше человеческих резервов. Гитлер просчитался. Он нам обещал закончить войну еще в прошлое рождество. Но вот приближается второе рождество, а конца войны не видно"/ЦАМО СССР, ф. 203, он. 2843, д. 41, л. 21./.

В том же духе высказался и другой пленный: "Когда солдаты получили приказ о том, чтобы продолжать удерживать рубеж, они повесили головы. Они говорили, что их опять гонят на убой. Еще одной зимы мы не выдержим"/ЦАМО СССР, ф. 203, он. 2843, д. 41, л. 21./.

Что ж, немецкие солдаты, испытавшие на себе силу /даров советских войск, были близки к истине. Только 323-я пехотная дивизия оставила на Чижовке 4250 человек убитыми. Более десяти тысяч солдат и офицеров потеряли другие части вражеской группировки. Наши войска уничтожили в сентябрьских боях огромное количество различной боевой техники и захватили исправными 20 орудий, 40 минометов, 8 танков, 4 трактора-тягача, 19 автомашин, 104 пулемета и многое другое/ЦАМО СССР, ф. 203, оп. 2843, д. 41, л. 52./.

Ожесточенные бои за Чижовку продолжались 203 дня. От поселка почти ничего не осталось. Даже такие массивные каменные здания, как церковь, средняя школа, училище связи, были буквально стерты в порошок и сравнены с землей. От них не сохранилось даже фундаментов и подвалов. Что касается деревянных построек, то большинство их сгорело еще в начале июля во время массированных налетов фашистской авиации на Воронеж. Остальные дома, сараи, заборы и палисадники были специально сожжены фашистами в целях расчистки секторов обзора и обстрела.

Утром 24 января началась Воронежско-Касторненская наступательная операция. По плану движение наших частей с Чижовского плацдарма должно было начаться 26 января. К этому времени плацдарм отошел в полосу 60-й армии генерал-майора И. Д. Черняховского. На позициях от улицы 20-летия Октября до Дона стояли лишь полки 100-й стрелковой дивизии Франца Иосифовича Пер-хоровича, недавно получившего звание генерал-майора. Все другие соединения ушли с Чижовки на другие направления.

В связи с изменившейся обстановкой наступление 100-й дивизии началось на сутки раньше. На рассвете 25 января полки генерала Ф. И. Перхоровича решительно двинулись па запад.

Военный городок довелось очищать от гитлеровцев бойцам 460-го стрелкового полка. Стремительно атаковали врага воины подразделений лейтенапта В. Н. Ливенцева и младшего лейтенанта А. В. Абрамова. Красноармейцы врывались в здания, уничтожали фашистов штыком и гранатой. В последнем бою за вознный городок геройски погибли сержанты А. И. Герасимов и Ф. И. Попов, красноармейцы П. И. Гаврилов, Г. К. Курманин, Бахтияр Мурадов, Петр Щеглов и еще несколько человек.

Через военный городок и южную окраину Воронежа наши батальоны вышли к Дону в районе Девицы, погнали оккупантов дальше.

После боев на Чижовке осталось 126 братских могил, в которых покоился прах почти 15 тысяч героев. Все захоронения были перенесены в одну братскую могилу № 1 у дамбы на улице 20-летия Октября. Теперь на этом месте сооружен мемориал "Чижовский плацдарм". На плитах мемориала названы все части, сражавшиеся за плацдарм, а в пантеоне хранятся списки погибших. Тысячи фамилий, тысячи героев. Каждый из них совершил подвиг во имя Победы.

В одном бою 17 сентября сложили головы механик-водитель Федор Васильевич Завгородний и башенный стрелок Николай Дмитриевич Бавыкин. В неравной схватке с фашистами 20 сентября пал смертью храбрых красноармеец Василий Михайлович Баранов. При штурме узла сопротивления, увлекая за собой подчиненных, погиб 22 сентября лейтенант Геннадий Тимофеевич Ав-рамков. День 25 сентября стал последним в жизни красноармейца Василия Андреевича Головачева и сержанта Федора Георгиевича Глызина. Скончался от тяжелых ран на поле боя 27 сентября сержант Виктор Федорович Авдеев.

В воспоминаниях бывшего заместителя командира 111-й танковой бригады Героя Советского Союза полковника в отставке М. В. Хотимского есть такие строки: "О Воронеже и Чижовке я не мог забыть до самого Берлина. Уж очень тяжелыми и кровопролитными были те бои. Гитлеровцы яростно оборонялись, а мы столь же яростно наступали. За каждую развалину шла ожесточенная схватка. На чижовских холмах бесстрашно дрались с врагом и пали геройской смертью мои сослуживцы лейтенант Н. Л. Глызин, младший лейтенант Н. С. Коклин, старшина Н. Е. Крепкий, старший сержант М. И. Борщук, многие другие. Но плацдарм мы расширили, углубили и закрепили. Он потом сыграл важную роль в освобождении правобережной части города"/ ВОКМ, ср. ВОВ, д. 25 тк./. оружен в центре основания бывшего Чижовского плацдарма. Отсюда лишь частично просматривается его прибрежная полоса. Остальные десять квадратных километров поля боя, извилистые границы переднего края остаются невидимыми. Учитывая это, проект Линии Ратной Славы наметил соответствующие памятные знаки по всему периметру плацдарма от улицы Карла Маркса до северной опушки Шиловского леса. На глади водохранилища южную кромку плацдарма обозначит новый Южный мост, предусмотренный перспективным планом развития города. Мост выведет транзитный транспорт на обводную дорогу, соединит кратчайшим путем ростовскую и курскую шоссейные магистрали.

Сейчас в прибрежной зоне Ленинского района широким фронтом идет жилищное строительство. Исчезают тесные переулки старой Чижовки, прокладываются новые широкие улицы. На месте индивидуальных домов вырастают многоэтажные корпуса. В ходе этих работ появятся и памятные знаки, увековечивающие границы плацдарма, основные очаги боев, ратный подвиг героев Чижовки.


Гринько А.И. Линия Ратной Славы